Черновые наброски к новой книге. Глава 1. "Как и к какой войне готовился СССР" Часть 4.

       Сейчас, когда пишутся эти строки, готовится к изданию книга «Миф о Большом терроре». На ресурсах наших леваков нет-нет да и промелькнет, что Петр Балаев чуть ли не памятника достоин за то, что он эту гнусную антикоммунистическую провокацию накрыл медным тазом. Были и попытки этих леваков приписать себе заслугу в раскрытии механизма фальсификации расстрелов по приговорам никогда не существовавших троек НКВД 656 тысяч человек в 37-м году. Наше Движение сразу их предупредило – не позволим. Нам в ответ заявляют, что мы в таком случае враги коммунизма, потому что не хотим широкой огласки, ведь если норот узнает, какая подлость была совершена и совершается насчет 37-го года, то это делу коммунизма очень сильно поможет, а значимых ресурсов для пропаганды Движение не имеет, значит, мы обязаны отдать приоритет в разоблачении мифа тем левым, у кого такие ресурсы есть.
    Господа левые, да нам было бы наплевать на наш приоритет, если бы это, действительно, помогло делу коммунизма в нашей стране. Мы не из-за приоритета. Мы – из-за вас, уродов. Отдать вам в руки разоблачение провокации о 37-м годе, это значит, закопать  его на помойке. Всё, что попадает в ваши руки, сгнивает и протухает.  Да и не является миф о Большом терроре самой важной частью антикоммунистической пропаганды. Есть миф более губительный для коммунизма и восстановления социализма в нашей стране, а вашими усилиями этот миф как раз и живет. Именно за то, что мы, наше Движение, заявляем – Советской власти и социализма в СССР не существовало после смерти Сталина и последовавшего за нею троцкистского антисоветского переворота, вы нас и ненавидите со всей силой своей подлости.
   Ваша подлость патриотов того СССР, в котором улицы стали носить имена членов троцкистско-фашистского заговора, расстрелянных в конце 30-х годов, принята вами по наследству от ваших духовных учителей, хрущевско-брежневской партийной сволочи. При всем том, что происходит в современной России, подлее времени, чем время правления троцкистской КПСС, не было.   Кажется, нет ничего такого, чтобы не изгадила, выполняя решения 20-го съезда, эта троцкистская сволочь, для которой не было ничего святого.   
    В книге о Ворошилове «Клим Ворошилов – первый маршал страны Советов» приводились примеры, как в 90-е годы в мемуарах К.К.Рокоссовского появились ранее не публиковавшиеся вставки с признаки явной фальсификации, не мог Константин Ксаверьевич написать ту дурь. 90-е подлое время, спору нет. Но давайте откроем опубликованный еще при жизни автора вариант «Солдатского долга», цитата:
«Еще в начале боев меня обеспокоило, почему наша пехота, находясь в обороне, почти не ведет ружейного огня по наступающему противнику. Врага отражали обычно хорошо организованным артиллерийским огнем. Ну а пехота? Дал задание группе товарищей изучить обстоятельства дела и в то же время решил лично проверить систему обороны переднего края на одном из наиболее оживленных участков.
Наши уставы, существовавшие до войны, учили строить оборону по так называемой ячеечной системе. Утверждалось, что пехота в ячейках будет нести меньше потерь от вражеского огня. Возможно, по теории это так и получалось, а главное, рубеж выглядел очень красиво, все восторгались. Но увы! Война показала другое...
Итак, добравшись до одной из ячеек, я сменил сидевшего там солдата и остался один.
Сознание, что где-то справа и слева тоже сидят красноармейцы, у меня сохранялось, но я их не видел и не слышал. Командир отделения не видел меня, как и всех своих подчиненных. А бой продолжался. Рвались снаряды и мины, свистели пули и осколки. Иногда сбрасывали бомбы самолеты.
Я, старый солдат, участвовавший во многих боях, и то, сознаюсь откровенно, чувствовал себя в этом гнезде очень плохо. Меня все время не покидало желание выбежать и заглянуть, сидят ли мои товарищи в своих гнездах или уже покинули их, а я остался один. Уж если ощущение тревоги не покидало меня, то каким же оно было у человека, который, может быть, впервые в бою!..
Человек всегда остается человеком, и, естественно, особенно в минуты опасности ему хочется видеть рядом с собой товарища и, конечно, командира. Отчего-то народ сказал: на миру и смерть красна. И командиру отделения обязательно нужно видеть подчиненных: кого подбодрить, кого похвалить, словом, влиять на людей и держать их в руках.
Система ячеечной обороны оказалась для войны непригодной. Мы обсудили в своем коллективе и мои наблюдения и соображения офицеров, которым было поручено приглядеться к пехоте на передовой. Все пришли к выводу, что надо немедленно ликвидировать систему ячеек и переходить на траншеи. В тот же день всем частям группы были даны соответствующие указания. Послали донесение командующему Западным фронтом. Маршал Тимошенко с присущей ему решительностью согласился с нами. Дело пошло на лад проще и легче. И оборона стала прочнее. Были у нас старые солдаты, младший комсостав времен первой мировой войны, офицеры, призванные по мобилизации. Они траншеи помнили и помогли всем быстро усвоить эту несложную систему».
   Вот так вот тупой слесарь Ворошилов готовил армию к войне, утвердив уставы, в которых окопы были заменены ячейками. Только здесь и сам Рокоссовский в роли командира-идиота, не интересовавшегося тем, как оборудованы позиции его корпуса в обороне перед боем. Ага, только когда жаренный петух клюнул, когда выяснилось, что пехота по врагу почти не стреляет, ему пришло в голову посмотреть на оборудование позиций.
    Теперь покажите нам хоть одного военного историка, который возмутился этой явной ложью. Хоть одного!  Обрадуйте нас таким сюрпризом! Советую даже не стараться, ничего не получится.
  А мы вам процитируем из Полевого Устава РККА 1939 года, утвержденного наркомом К.Е.Ворошиловым: «380. Инженерное оборудование местности производится, в зависимости от обстановки, в следующем порядке.
Работы первой очереди:
а) силами войск — расчистка обзора и обстрела, постройка окопов полной профили для стрелков, пулеметов, гранатометов, минометов и орудий с щелями для укрытия и запасными позициями; устройство противопехотных препятствий, приспособление местных .предметов к обороне, постройка скрывающихся огневых точек для станковых пулеметов и пехотной артиллерии, обеспечение укрытого сообщения на важнейших участках…».
   И никаких ячеек. Окопы полного профиля. Только так. Невозможно обороняться, оборудовав позицию одними ячейками для стрелков. А вот оборудование ее начинается с ячеек. Пехотинец, занимая позицию для обороны, первым делом в точке, указанной командиром подразделения, копает ячейку. С нее начинается оборудование позиции. Если неожиданно начнется обстрел или атака противника, у стрелка будет хоть какое-то укрытие. Но после оборудования ячеек, стрелки подразделения немедленно начинают соединять их между собой ходами сообщения, сначала неполного профиля, чтобы, опять же, на случай атаки противника, иметь хоть какую-то возможность для подноса боепитания, передачи приказов, эвакуации раненных, маневра силами, смены пристрелянных врагом огневых позиций. Дальше оборудование обороны продолжается устройством окопов уже полного профиля, щелей укрытия.  
   Та партийная сволочь в издательстве, которая редактировала «Солдатский долг», всё сочинила за маршала, взяв источником для своей фантазии военные фотографии с бойцами в ячейках, фото, сделанные на еще до конца не оборудованных позициях. Это не в Перестройку происходило, это – 1968 год, когда мемуары были изданы…


Небольшое отступление. Меня в последнее время читатели упрекают в том, что я стал писать заметно меньше, чем раньше. Просят писать больше, больше записывать роликов. Такой момент есть. Он связан не только с тем, что я за последние годы немного устал, вымотался, выпускать каждый год по книге, да еще писать статьи для блога, Движения – согласитесь, что работал я, как каторжный. Но мне же еще на что-то и жить нужно, приходится деньги зарабатывать на жизнь на работе, и работать приходится довольно много. Вот чтобы написать то, что мною было выложено вчера и сегодня, мне пришлось взять дополнительный выходной, а это существенная потеря в зарплате. И это еще хорошо, что я имею возможность сам определять график работы. Но я не птица, которой деньги не нужны. Так что, если вы хотите, чтобы я писал и выступал больше, чаще – нет проблем:

карточка Сбербанка 2202200535946089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582


   Ваша помощь будет использована для того, чтобы я уделял больше времени подготовке новой книги и записи роликов. Я буду дублировать номера карт под каждой публикацией.

Черновые наброски к новой книге. Глава 1. "Как и к какой войне готовился СССР" Часть 3.

Насчет того, что Ворошилов занимал только политические должности – совсем катастрофа. Начинаем перечислять эти «политические» должности. Командир Луганского социалистического отряда – раз. Командир, а не комиссар. Командующий 5-ой армией, с которой он прорывался от Харькова к Царицыну – два. Командующий, а не комиссар. Потом командующий Царицынской группой войск и командующий 10-ой армией – три. Снова – не комиссар. В начале 1919 года – командующий Харьковским военным округом. Затем, командующий 13-ой армией, командующий внутренним Украинским фронтом. Опять с комиссарством не клеится. А, вот! Член Военного Совета Первой Конной при командарме Буденном! Комиссар! Только у Буденного спросите, какая это была чисто политическая должность, прочтите «Пройденный путь» Семена Михайловича, где он прямо пишет о том, что в руках Климента Ефремовича находилась не только вся политическая работа в армии, но он еще принимал непосредственное участие в разработке и руководстве всеми боевыми операциями. Сам Буденный прямо написал, что его бойцов правильнее называть не буденновцами, а ворошиловцами. Кстати, кроме Ворошилова, в Первой конной был еще один член Военного совета – Ефим Щаденко, который совсем не комиссарил, зато занимался формированием и подготовкой пополнения. Кстати, Ефим Щаденко, почти совсем ныне забытый, этим же занимался и в годы Великой Отечественной войны уже на государственном уровне.
  После Гражданской войны первая же должность Климента Ефремовича – командующий Северо-Кавказским военным округом. Никак у него с комиссарством не получается в биографии. Дальше – командующий Московским военным округом и оттуда – заместителем наркома, нарком по военным и морским делам.
   А может, Климент Ефремович на этих должностях не проявил своих военных талантов, может сам Владимир Ильич Ленин ошибался насчет этого, когда признавал за своим любимцем несомненный военный талант?
  Так чтобы внушить публике полководческую неспособность Ворошилова, потребовалось еще во времена Брежнева его имя и заслуги вычеркнуть, фактически, из  истории Гражданской войны.
Заслуги же Климента Ефремовича таковы, что рядом с его фигурой, если брать военных, только Фрунзе и можно поставить.
  Судите сами, в первой половине 1918 года Климент Ефремович успешно осуществил грандиозную операцию по выводу из-под немецкой оккупации заводов Донбасса. Его луганский отряд оказался единственной реальной силой, которая могла противостоять германским частям, дальше он берет под командование разлагающуюся 5-ю армию, делает из нее боевую единицу и с ней прорывается через 500 км казачьих областей, уводя с собой 80 эшелонов, к Царицыну. Операций такой сложности еще никто до Ворошилова в мировой военной истории не проводил.
  В Царицыне он вступает в командование группой войск, обороняющей город. Снова берет под командование части, в которых царил, если выражаться мягко, полный бардак, наводит там железный порядок, и отбивает наступление почти втрое превосходящих сил Краснова. В нашей историографии заслуга в обороне Царицына полностью отдана Сталину. Да, Иосиф Виссарионович был руководителем обороны, его роль в ней была главной, недаром город стал носить его имя. Но военной составляющей руководил именно Ворошилов, близкий друг Сталина.
А по масштабу и кровопролитности бои под Царицыным, получившем название «красный Верден», превосходили всё, что потом было на фронтах Гражданской войны.
Это был самый критический момент в той войне, падение Царицына неминуемо вело к падению Советской Республики.

   Когда на том участке миновала серьезная угроза и немцы, основные спонсоры Краснова, стали покидать Украину, Климента Ефремовича в первый раз «понизили» в должности. У него этих «понижений» с легкой руки наших историков, будет еще не одно. С командующего армии «понизили» до наркома внутренних дел Украины. Почему? Потому что там после ухода немцев остался такой грандиозный зелено-бандитский бардак, что потребовалась железная рука выдающегося организатора.
    Едва началось наступление Деникина, как Климент Ефремович понадобился снова на командном посту, ему всучили 13-ю армию, которая разбежалась по хуторам еще до того, как он успел вступить в командование ею. Профессионалы же ее формировали, военспецы! Куда там слесарю до них!
  Из остатков разбежавшихся войск Ворошилов сколачивает пластунскую бригаду, отбивает и задерживает наступление Деникина на Киев, руководит эвакуацией города, дальше вступает в командование группой войск, которая прикрывает стык фронтов, не давая деникинцам окончательно дезорганизовать оборону Республики.
И еще находясь на Украине, Климент Ефремович направляет телеграмму своему бывшему подчиненному в Царицыне, Семену Буденному, в которой ставит задачу Конному корпусу догнать и разбить Мамонтова. Буденный, игнорируя все приказы своего непосредственного фронтового начальства, бросает корпус за конницей Мамонтова, разбивает его и спасает от очередного, вроде бы неизбежного, краха Советскую Республику.
  Так и конный корпус, который потом был реорганизован в Первую Конную армию, еще под Царицыным начал формироваться по прямому указанию Ворошилова. Не будь этого указания, не было бы у Красной Армии и реальной силы в борьбе с казачьей конницей. И с поляками без Первой Конной… Лучше даже не представлять того, что случилось бы, если бы на польском фронте не действовала армия Буденного и Ворошилова. Хотя, до поляков дело не дошло бы, всё на Деникине закончилось бы, Мамонтов фронт, которым командовали военспецы, развалил качественно.
Идет 10 съезд ВКП (б). По времени с ним совпал Кронштадтский мятеж. Время мятежа было выбрано удачно, через несколько дней должен был начать сходить лед на Финском заливе и к Кронштадту могла подойти английская эскадра. Перспектива весьма печальная для Советской власти. Недаром Ленин назвал тот момент самым опасным за ее историю, опаснее колчаковщины.
Командует подавлением мятежа Тухачевский. У меня создалось устойчивое мнение, что он после польского фронта панически сам боялся командовать, это даже в Тамбове проявлялось. А в Кронштадте его войска тупо стояли и ждали… у моря погоды, наверно.
   Тогда на съезде к трибуне выходит Ворошилов, предлагает создать из делегатов съезда ударную группу, едет с ней в Кронштадт, берет командование в свои руки, во главе добровольцев по льду заливу идет на штурм крепости. Два дня – и нет мятежа.
    «Первый красный офицер». Помните? Слышали, как в армии тогда называли Климента Ефремовича?
    Я уверен, что если наших историков перенести во времени в те годы, да если бы они осмелились при бойцах Красной Армии ляпнуть, что Ворошилов не военный, никогда не командовал, а политический комиссар – им бы морды разбили. Их наглые лживые морды.
   Но нам нужно определиться с оценкой фигуры, которая возглавила военное ведомство СССР в период самого начала, по сути заново, строительства Красной Армии. Даже только то, что я перечислил, уже достаточно, чтобы понимать масштаб этой фигуры. Это по-настоящему легендарная личность. Личность такого уровня, которой даже близко не было ни в одной из тех стран, которые могли оцениваться, как потенциальные противники СССР в будущей войне…
 

Черновые наброски к новой книге. Глава 1. "Как и к какой войне готовился СССР" Часть 2.

     Сам Климент Ефремович в своей автобиографии «Рассказы о жизни» пишет, военное дело пришлось начать изучать руководимым им большевикам Луганска еще в 1905 году, когда начали создаваться их боевые отряды. Такая же биография была и у Фрунзе, руководителе в первую русскую революцию в Иваново-Вознесенске, Михаил Васильевич во главе ивановских рабочих участвовал и в боях в Москве во время Декабрьского вооруженного восстания. Так что, совсем не божественное озарение… И, разумеется, большевики знали, что власть им просто так никто не отдаст, за нее придется драться, в том числе и на фронтах, и делать за них это никто не будет, всё придется самим. Только самим. И к этому они готовились. Вот откуда неожиданно появившиеся способности у них к военному делу.
    И после победы в Гражданской войне они сразу же стали готовиться к новой войне, не будучи клиническими идиотами. Никто из них не надеялся, что капиталистическое окружение оставит в покое молодое Советскую государство, да само это окружение не скрывало своей враждебности к нам, краткую передышку давало только то, что Антанта хоть и вышла победительницей в Первой мировой войне, но сама этой бойней была значительно ослаблена, ей требовалось время зализать раны, Германии, которая позднее стала антибольшевистским тараном, тем более.
    Именно потому, что большевики были людьми реальных представлений в политике, в 1921 году в журнале «Красная новь» вышла статья Фрунзе «Единая военная доктрина и Красная Армия». Михаил Васильевич первым в Республике предложил заняться разработкой будущей военной доктрины и выдвинул основные положения, которые должны были лечь в ее основу.
   К сожалению, ему самому к этой работе пришлось только приступить, 31 октября 1925 года Фрунзе умирает на операционном столе и его на посту наркома по военным и морским делам СССР сменяет его старый друг и заместитель Климент Ворошилов.
   Мы здесь не будем отвлекаться на все политические перипетии, связанные с уходом Троцкого в отставку, который напоследок развалил армию до состояния, которому комиссия ЦК дала заключение: Красной Армии, как боевой силы, не существует.
    Нам сейчас важен факт – возглавил разработку военной доктрины и строительство вооруженных сил СССР, начал эту работу почти с нуля, Климент Ефремович Ворошилов.
   Личность, пожалуй, самая ненавидимая после Сталина… Да еще больше, за Сталиным даже наша современная официальная историография признает заслуги, но в адрес Ворошилова – только самая откровенная, оскорбительная клевета.
    Клевета настолько явная, что именно на ней самые известные историки, в том числе, «левые», демонстрируют свое истинное лицо фальсификаторов и лжецов. Личность Климента Ефремовича, отношение к нему – это индикатор.
     Подумать только, эти горе-историки, дружно, хором приписывают ему техническую безграмотность, игнорирование и некомпетентность в технических вопросах перевооружения Красной Армии, ставя в пример образованного в данной области Тухачевского! Ложь настолько наглая, что публика даже не в состоянии осознать, как так можно. Нормальный человек не может поверить, что люди, обладающие высокими учеными степенями, могут на чистом глазу так нагло врать и … верят этим историкам.
    Техническая безграмотность – это только семечки. Наши военные историки также, хором, отказываются признавать его военным, хором заявляют о том, что Ворошилов никогда не занимал командных должностей, был в армии комиссаром, политработником. Это уже даже не наглость. Это за всякими пределами.
    В реальности, биография Климента Ефремовича еще до того, как он стал наркомом, свидетельствует совершенно об обратном. Во-первых, он еще в 17 лет вошел в ряды, так называемой, рабочей аристократии, став машинистом электрокрана в сталелитейном цеху. Самая сложная на тот момент в промышленности техника и самая сложная специальность. В 17 лет! Сам по себе этот факт свидетельствует о несомненных технических дарованиях будущего наркома. Тогда как «технарь» Тухачевский за всю свою жизнь лично не имел дело с техникой более сложной, чем пулемет.
     Во-вторых, непосредственная военная деятельность Ворошилова началась… с техники. Прибыв в 1918 году в Луганск, увидев, что наступление немцев несет угрозу захвата ими Донецкого промышленного района, Климент Ефремович начинает формировать боевой отряд из луганских рабочих и, первым делом, они строят бронепоезд. На бронепоезде луганский отряд навстречу немцам и выдвигается. Не пешком, и не на повозках с вилами и косами, а на бронепоезде с пулеметами и пушками. В скором времени Ворошилов, вступив в командование 5-ой армией, отражает наступление немецкого корпуса, имея в армии отряд бронепоездов, созданный по его приказу. Эвакуирует оборудование заводов Харькова и Луганска в Царицын, имея в своем распоряжении уже и отряд бронемашин.  Отряд бронепоездов им активно используется и при обороне Царицына против Краснова. Стоп! Да ведь бронепоезд по тем временам – самая грозная и одна из самых технических сложных боевая техника.
     А потом, в Первой Конной у них с Буденным, которому тоже приписали игнорирование техники, был… авиаотряд. И отряд броневиков. И бронепоезда. А вы думали, что только одни тачанки?
    

Черновые наброски к новой книге. Глава 1. "Как и к какой войне готовился СССР" Часть 1.

   А начнем мы эту главу совершенно неожиданно для читателя. С одного вопроса, который нам пришел от одного из сторонников Движения. Наше Коммунистическое Движение имени «Антипартийной группы 1957 года» сейчас переживает все болезни становления и развития партии, осложненные еще и тем, что мы находимся в роли изгоев в среде, так называемого, левого движения России. Наша идеологическая и политическая позиция настолько сильно пугает наших «левых», что они боятся не только вступать с нами в открытые дискуссии (анонимных хамов, засылаемых с их стороны на наши ресурсы, конечно, хватает, но это не дискуссия, это нечто иное), но боятся даже упоминать о нас. Они делают вид, что не знают о нашем существовании, правда, не брезгуют плагиатить у нас вплоть до использования целых кусков текстов, выдаваемых за собственные. Но, тем не менее, от всех более-менее значимых медиа-ресурсов, наиболее действенных в плане пропаганды, мы напрочь отрезаны, что, разумеется, осложняет широкую пропаганду наших взглядов и идей, тормозит наш рост.
     И вот один из наших сторонников задал вопрос: почему бы нам не использовать уже раскрученных медиа-персон из «левых», заплатить им за создание и тиражирование пропагандистских материалов о Движении? Это существенно подвинуло бы дело нашего расширения, путем завоевания популярности.
    Более того, не только от сторонников, но даже от самих членов Движения время от времени в наш ЦК поступают такие предложения. На первый взгляд, предложения вполне разумные и конструктивные, поэтому, когда ЦК их отклоняет, дело доходит до горячей обиды.
    На самом деле, позиция ЦК совершенно верная. И понять ее не составляет никакого труда. Да, мы уже сейчас обладаем необходимыми ресурсами, чтобы заказать у какого-нибудь раскрученного «левого» блогера, медийной личности достаточно объемный материал о нас. Пусть даже этот «левый» когда-то с нашей стороны подвергался жесткой критике – не проблема. Мы эту публику знаем, они за звонкую монету мгновенно забудут все обиды. Мы можем даже не один материал у них заказать. Мы можем даже их сделать нашими постоянными рупорами пропаганды. Это решаемый вопрос. А что дальше?
   Ну, наберем мы в Движение за счет этого массу народа, привлеченных таким образом к нам, дальше что? А дальше – Движение будет представлять из себя не партию, а группу импотентов, которые совершенно ничего не умеют в плане политической деятельности. На чужом горбу, ребята, вы далеко не уедете. Строить настоящую партию, целью которой является захват власти, это совершенно не то, что делает, например, такой «социалист», как Платошкин, нанявший в качестве работников-пропагандистов пару-тройку известных публике персон. С такими помощниками можно пытаться пролезть на депутатское кресло в Думу. Можно даже несколько человек своей организации в Думу притащить, не более того. Да если даже ваша партия таким образом захватит власть, то кого вы возьмете в наркомы? Наемных менеджеров?
    Строительство партии это и есть процесс, когда в недрах организации появляются и растут свои собственные пропагандисты-агитаторы, организаторы и руководители масс, которые в будущем станут политическими и хозяйственными руководителями государства. Поэтому нам не нужны «нанятые специалисты», наша собственная студия имени Молотова, постепенно развивается, наши товарищи, работающие в ней, становятся всё более профессиональными, их работа становится всё более высокой по уровню. Из них и вырастут, в будущем, кадры, которые будут руководить средствами информации в государстве победившего пролетариата. Но пропаганда и агитация не ограничиваются умением говорить на камеру, не заикаясь, и монтировать сюжет. Невозможно вести эффективную политическую пропаганду, критикуя правящий режим, не будучи специалистом в тех областях, которые являются объектом твоей критики. Будущие наркомы земледелия, промышленности, иностранных дел – это кто-то из вас, сегодняшних членов Движения, это вам предстоит на партийной работе вырасти до их уровня, до уровня специалистов и организаторов такого масштаба.
    Когда большевики в 1917 году пришли к власти, у них не было вопросов, кто возглавит правительство, у них был лидер, который, возглавляя партию, ведя партийную работу, еще до революции вырос в крупнейшего специалиста в вопросах экономики. У них не было проблем с наркомом по делам национальностей, у них в обойме был человек, который в данном вопросе был крупнейшим теоретиком, о его практической деятельности я даже не говорю. И когда самой насущной проблемой после 25 Октября стало наведения порядка в революционном Петрограде, у большевистского правительства была готова на должность градоначальника кандидатура… Но ладно, мы же про войну.
     Так вот, генералам Колчака даже в ночных кошмарах не могло присниться, что в Южную группу войск красных Восточного фронта приедет командовать абсолютно штатский человек, который даже курсантом юнкерского училища не был, оценит обстановку, примет решение о концентрации сил на фланге наступающих белых, нанесет им удар и развалит колчаковский фронт к чертовой матери. Такой сон им не снился, но зато они наяву столкнулись с военным талантом М.В.Фрунзе. Какую же военную академию закончил Михаил Васильевич?
    Еще раньше на Украине наступающие на Харьков немцы, стремящиеся захватить базирующуюся там промышленность, неожиданно попали под удары отрядов, которыми командовал абсолютно штатский человек, их наступление было приостановлено и 80 эшелонов с оборудованием оборонных заводов из-под их носа ушли к Царицыну. К.Е.Ворошилов.
    М.В.Фрунзе и К.Е. Ворошилов. Старые друзья еще по подпольной деятельности. Самородки, на которых неожиданно снизошло божественное озарение в виде военных талантов? Такое можно подозревать, если не знать партийных биографий этих двух большевиков.
   

Сидел ли С.П.Королев? И почему я не восторгаюсь Егором Ивановым ("Плохой сигнал")

Примерно так звучат несколько вопросов, которые мне задавали в последний месяц читатели в личной переписке.
     Честное слово, я не знаю, сидел ли вообще С.П.Королев или все выдумки о его осуждении родились в конце 80-х годов прошлого века, в разгар Перестройки. Я не знаю, сидел он или не сидел. Егор Иванов знает. А я - нет. Следственного дела Королева, которое должно составлять несколько томов, если знать, как такие дела расследуются, никто пока в глаза не видел. Да-да, оно же до сих пор секретное, там же есть актуальные секреты ракетной техники!!! Только у меня есть подозрение, что если бы оно существовало, то наша власть его давно публике предоставила в качестве доказательства существования же сталинских беззаконных репрессий. И дела Туполева никто не видел. Там тоже есть актуальные секреты авиационной техники?!
    Так что, я не знаю сидел ли Королев, сидел ли Туполев, у меня есть только подозрение, что они так же были осуждены, как и сержант Добробабин, т.е. эти истории и несколько нелепых фальшивок, выдаваемых за документы из их следственных дел, были состряпаны уже в годы Перестройки и после нее.
    А Егор Иванов - хороший парень. Есть такая профессия. Только если вы интересуетесь его работами, то должны ему задать один хороший вопрос: как ты, дорогой товарищ, умудрился настолько плотно занимаясь частными вопросами сталинских репрессий, не прийти к выводу общего характера, особенно о Большом терроре 37-го года?
     Я понимаю, что после такого вывода сам Егор Иванов мог стать нерукопожатым в среде наших "левых" медиа-личностей. Может, это его пугает?
    Мне и моим товарищам из нашей партии Движение имени "антипартийной группы 1957 года" на эту рукопожатость плевать. Мы - отморозки. Как и положено быть большевикам. Поэтому у нас предельно спокойное отношение к Егору Иванову.
    Но мы же марксисты! Мы же владеем диалектикой! Поэтому вам можем уверенно предсказать, что со временем и Егор Иванов, и Борис Юлин, и даже Колпакиди, вдруг "прозреют", они вдруг собственным умом дойдут до того, что никаких 656 тысяч расстрелянных в 37-м году не было. Только они "забудут" сказать, что об этом "антипартийцы" первые заявили. Так-то вот.

Черновые наброски к новой книге. Часть 4.

       Мне даже мои товарищи по партии нет-нет, да возразят, что эти историки не психи, они очень умные, только за деньги так заказ власти отрабатывают. Вот – не уверен. То, что за деньги – ясен пень. Но насчет ума я бы не спешил. Наглости хватает у них, а вот с умом проблемы серьезные, потому что человек даже с легким налетом интеллекта не смог бы вляпаться в такую лужу, которая называется «Сталин надеялся оттянуть начало войны».
   Только подумайте, к июню 1941 года у границ СССР уже стояла развернутая группировка войск Германии и ее союзников численностью в 8 млн. человек, тысячи танков, орудий и самолетов, сотни тысяч автомобилей, с положенными ко всему этому тысячами эшелонов боеприпасов, горючего, продовольствия, а Сталин все надеется и надеется, что Гитлер в 41-м году не нападет… Эта гигантская армия со всем ее снаряжением так и простоит еще один год у границ СССР? Сталин не мог сообразить, что никакая экономика не выдержит содержания такой огромной полностью отмобилизованной армии, что после сосредоточения войск у рубежей нашей страны у Гитлера не было другого выхода, как напасть летом 41-го года?
     Существует еще версия, будто Гитлер убедил наше руководство, что вся эта махина не для войны с Советским Союзом, что это подготовка для войны с Англией. Впрочем, Адольф, действительно, об этом информировал советское руководство, но даже этот фигляр удивился бы, если бы ему кто-то сказал, что Сталин поверил в такую чушь.
     Мы не знаем, сам ли бывший выдающийся полководец Г.К.Жуков писал свои «Воспоминания и размышления», всё ли он сам в них написал, что за него дописали, что отредактировали из того, что он, может быть, сам написал, нас сейчас это меньше всего интересует… Хотя, дедушка Жора и без всяких редакторов, на камеру, давая интервью, нёс настолько выдающуюся ахинею, что уши в трубочку сворачиваются. Но его мемуары – это нечто особенное. Любимец нынешней патриотической публики, историк А.Исаев, называет Георгия Константиновича гением войны. Насчет его военной гениальности можно спорить, соглашаться или нет, это вопрос дискуссионный, зато насчет бессовестности, хвастливости и брехливости, которые, закономерно, к старости привели его к черте крайней глупости – никаких дискуссий быть не может. Он сам это продемонстрировал достаточно наглядно. Даже если он не единственный автор своих «Воспоминаний и размышлений», будь у Г.К.Жуков к старости хоть крупицы ума и стыда, он бы криком кричал: «Люди! Это не я! Я здесь не причем!», когда ему приносили поклонники эти книги для получения авторского автографа.
    Не кричал. Потому что в этих мемуарах – весь Жуков. Извините, если кого-то из его поклонников обидят мои слова, но там он весь – тупая и хвастливая скотина. Хотя, чего извиняться и перед кем? Поклонники у тупой и хвастливой скотины сами намного лучше своего кумира?
    «Шедевров» в «Воспоминаниях и размышлениях» столько, что их невозможно читать без слез от смеха. Книга круче «Похождений бравого солдата Швейка», только, по недоразумению, считается литературой другого жанра. И эти мемуары историками еще рассматриваются в качестве исторического источника. Какие источники, такая у нас и история.
   Впрочем, вот примеры художественного свиста дедушки Жоры:
«В своей книге «Накануне» адмирал Н. Г. Кузнецов пишет в связи с моим назначением начальником Генерального штаба: «Сперва я думал, что только у меня отношения с Г. К. Жуковым не налаживаются и что с ним найдет общий язык его коллега, начальник Главного морского штаба И. С. Исаков. Однако у Исакова тоже ничего не вышло».
Я сейчас уже не помню, то ли у названных товарищей со мной «ничего не вышло», то ли у меня с ними «ничего не получилось», — это не имеет ровным счетом никакого значения. Но в целях исторической достоверности я должен сказать, что вообще на обсуждение флотских вопросов у И. В. Сталина ни нарком обороны С. К. Тимошенко, ни начальник Генерального штаба не приглашались».
     Это в 9-ой главе «Накануне Великой Отечественной войны» своих мемуаров Жуков повествует о подготовке флота к войне и своих отношениях с флотскими. Когда адмирал Н.Г.Кузнецов писал свою книгу, Жуков был в жестокой опале, поэтому критика его со стороны Кузнецова в нежелании работать совместно с флотским руководством, вполне понятна. Понятно, почему С.К.Тимошенко с Г.К.Жуковым к Сталину не ходили для обсуждения флотских вопросов – флот был отдельным наркоматом. Флотский нарком не был подчиненным наркома Обороны, тем более, все адмиралы не были подчиненными начальника Генштаба. Но дальше наш «Швейк» заливается соловьиными трелями, когда расписывает свои выдающиеся усилия в попытке противодействовать Сталину, мешающему привести войска в боевую готовность к 22 июня:
«В 3 часа 07 минут мне позвонил по ВЧ командующий Черноморским флотом адмирал Ф С. Октябрьский и сообщил' «Система ВНОС флота докладывает о подходе со стороны моря большого количества неизвестных самолетов; флот находится в полной боевой готовности. Прошу указаний».
Я спросил адмирала:
— Ваше решение?
— Решение одно: встретить самолеты огнем противовоздушной обороны флота.
Переговорив с С. К. Тимошенко, я ответил адмиралу Ф. С. Октябрьскому:
— Действуйте и доложите своему наркому».
         Разумеется, гений войны не может быть только выдающимся полководцем, он должен быть еще и выдающимся флотоводцем, поэтому командующие флотами плюют на своего непосредственного начальника – наркома ВМФ, и звонят с докладами начальнику Генштаба, получая от него руководящие указания, в том числе – «доложите своему наркому».
    И это далеко не всё про субординацию в «Воспоминаниях и размышлениях», флотскими всё не заканчивается:
  «Вечером 21 июня мне позвонил начальник штаба Киевского военного округа генерал-лейтенант М. А. Пуркаев и доложил, что к пограничникам явился перебежчик — немецкий фельдфебель, утверждающий, что немецкие войска выходят в исходные районы для наступления, которое начнется утром 22 июня.
Я тотчас же доложил наркому и И. В. Сталину то, что передал М. А. Пуркаев.
— Приезжайте с наркомом минут через 45 в Кремль, — сказал И. В. Сталин».
    Т.е., начальник штаба округа не своему непосредственному начальнику, командующему войсками округа докладывает, а, через его голову, начальнику Генштаба, а начальник Генштаба считает своего начальника, наркома Обороны, чем-то навроде хвоста собачьего, поэтому напрямую лезет к Сталину с важными новостями. Сам же Сталин не отваживается этого наглеца поставить на место и не указывает С.К.Тимошенко, что его подчиненный берега попутал, а через Жору тут же передает указание наркому явиться на прием.
   Разумеется, такой ситуации не было в реальности. У Сталина в кабинете стоял не городской телефон, на который мог звонить любой, кто знал его номер, все звонки шли через секретаря Поскребышева, который, перед тем, как соединить Жору со Сталиным, поинтересовался бы, почему о таком происшествии сам нарком стесняется докладывать. Да и С.К.Тимошенко не был институткой, за такое грубое нарушение субординации Жуков из Генштаба полетел бы ласточкой в форточку с понижением в звании и должности.
   Но это всё только цветочки, самое шедевральное у дедушки Жоры насчет того, как наше командование готовилось к войне, вот это особенно:
«Крупным пробелом в советской военной науке было то, что мы не сделали практических выводов из опыта сражений начального периода Второй мировой войны на Западе. А опыт этот был уже налицо, и он даже обсуждался на совещании высшего командного состава в декабре 1940 года.
О чем говорил этот опыт?
Прежде всего, об оперативно-стратегической внезапности, с которой гитлеровские войска вторглись в страны Европы. Нанося мощные удары бронетанковыми войсками, они быстро рассекали оборону для выхода в тыл противника. Действия бронетанковых войск немцы поддерживали военно-воздушными силами, при этом особый эффект производили их пикирующие бомбардировщики.
Внезапный переход в наступление всеми имеющимися силами, притом заранее развернутыми на всех стратегических направлениях, не был предусмотрен. Ни нарком, ни я, ни мои предшественники Б. М. Шапошников, К. А. Мерецков, ни руководящий состав Генштаба не рассчитывали, что противник сосредоточит такую массу бронетанковых и моторизованных войск и бросит их в первый же день компактными группировками на всех стратегических направлениях».
     Т.е., нарком Тимошенко, сам Жуков, Шапошников, Мерецков, весь руководящий состав Генштаба были идиотами? Они видели, как немцы рубят Европу танковыми клиньями, но в ожидаемой войне с ними на это … не рассчитывали? При этом, даже на совещаниях командного состава обсуждали опыт, но – не рассчитывали.
    Вы как хотите, но при всем нашем крайне критичном отношении к фигуре Г.К.Жукова, мы не можем поверить, что он эти строки написал добровольно, сам себя обвинив в кретинизме. Рычаги давления на него были и еще какие! У кого? Да у того, кто приказал переписать историю войны в свете руководящих указаний КПСС, прозвучавших… Но не будем спешить, всему свое время.
   Только вот в чем дело, именно опыт действий немцев в Европе при подготовке плана отражения их агрессии как раз и был учтен. Красная Армия именно так готовилась к предстоящей войне, чтобы не дать возможности вермахту повторить то, что ему удалось во Франции. И не дала, поэтому сначала через полторы недели после начала войны начальник германского Генштаба Гальдер сделал вывод – война выиграна, а в июле у его начальника Браухича, как сам Гальдер признался, настроение упало до уровня подавленного.
    Дело в том, что период, который в нашей историографии значится как катастрофа РККА летом 41-го года, в реальности является периодом катастрофы вермахта и его союзников. Уже в июле 41-го немецкое командование осознало, что их переиграли, их план «Барбаросса» оказался тухлой авантюрой…

Черновые наброски к новой книге. Часть 3.

   Нет, конечно, Сталин врал. Не просто, конечно, врал, а в политических целях. Что бы советский народ не пугался катастрофы Красной Армии, не упал духом и продолжал сопротивляться. Сталин постоянно врал. Называл себя учеником Ленина – врал. Называл себя марксистом – врал. Когда в этой же речи он говорил, что наши войска пока отступают из-за того, что у нас меньше танков и самолетов, чем у немцев – врал, потому что, согласно всем самым достоверным архивным данным, у нас танков и самолетов было в разы больше, чем у немцев. Вообще, в стране каждый второй был танкистом, а каждый третий – летчиком, в пехоту некого было брать. Войск, встретивших войну на Западе в 41-м году, было в три раза меньше, чем у немцев, а самолетов и танков было больше в 5-6 раз. Об этом не даст соврать наша самая научная историческая наука. Эта же наука нам с вами самым научным языком объясняет, почему Красная Армия, имея 20 тысяч танков против 3 тысяч немецких, отступала до Москвы: дуракам танки давать бесполезно. Дурак деревянное сломает, железное погнёт, стеклянное разобьёт. Вот когда немцы наших дураков-военных научили воевать, тогда… Тогда как раз и танки подоспели из начавших работать в эвакуации заводов, но это просто дуракам повезло. Им всегда везет. И Сталину повезло, ведь он сначала врал, что отступаем, потому что танков мало, повезло, что начали наступать, когда танки появились.
     Не везет только умным, даже местами гениальным. Как гитлеровским полководцам. У них то распутица, то мороз, то Гитлер…
    В этой книге будет много об уме и сообразительности немецких полководцев. Если вы смотрели фильмы о войне 40-х годов, то обязательно вам бросилось в глаза почти карикатурное изображение этих вояк, они там натуральными паяцами показаны. Это уже потом Георгий Жуков, заслуженный наш маршал, в конце жизни ставший, так же заслуженно, сказочником дядей Жорой, высказывался, что нельзя немцев считать дурачками, ведь это же нашу воинскую славу умаляет. Правда, дядя Жора не объяснил, почему эти умные немцы, имея в своём распоряжении людские резервы и арсеналы всей Европы, гениально отступали до самой рейхсканцелярии.
   А как они грандиозно врали своему фюреру! Причем, еще задолго до 22 июня 1941 года. Пик этого вранья пришелся как раз на окончание советско-финской войны. Немецкий генералитет представил Гитлеру анализ итогов той войны, согласно которому Красная Армия в боевом отношении почти нуль, война с финнами закончилась… позором для наших войск и, фактически, победой Маннергейма. Еще бы не победой, если германская военщина принимала самое деятельное участие в строительстве финской армии. Как можно было признать, что нарком обороны Ворошилов, слесарь без военного образования, создал армию на голову превосходящую ту, которую Маннергейму выстроили инструктора-академики?!
    Мы эту книгу с финской войны и начнем, невозможно ничего понять в Великой Отечественной войне без событий той, как ее теперь называют наши военные историки, «неизвестной войны». Почему она была неизвестной – это вы не у нас, а у них спрашивайте. Вообще то, она была очень известной, Советской правительство ее от народа не скрывало, даже обнародовало цифру наших потерь – порядка 40 тысяч человек.
      Интересно и то, что там с потерями получилась такая же петрушка, как и в Великой Отечественной, наши потери, после изучения «архивов» выросли в несколько раз, а финские усохли тоже в несколько раз.
    И не будь вранья немецкого генералитета фюреру про ту войну, еще неизвестно, решился бы он напасть на СССР или нет. Ведь именно генералы его убедили в том, что Красная Армия с финнами показала свою крайне низкую боеспособность, именно это позволило Гитлеру назвать Советский Союз «колоссом на глиняных ногах».
    А фигура Климента Ефремовича Ворошилова, главнокомандующего советскими войсками в войне 39-40-х годов – лакмусовая бумажка для всей нашей военно-исторической науки. Именно отношение этой науки к Ворошилову определяет всю ее «научность». Покажите нам хоть одного военного историка, который не отметился высказыванием, что Ворошилов не смог себя проявить в качестве полководца в современной войне, поэтому после Ленинграда ему командовать фронтами не доверяли? Гарантируем – ни одного военного историка вы не найдете. «Ни одного военного историка вы не найдете» - это не фраза неудачная. Мы специально пишем, не что нет ни одного военного историка, который другого мнения о Ворошилове, а именно, что у нас не существует военных историков. И это не преувеличение. Это факт. Если бы, например, все ученые-медики считали, что мозг находится не в черепной коробке, а в ягодицах, правое полушарие – в правой, левое – в левой, то вы бы стали считать этих придурков учеными-медиками?
    Так желание наших военных историков послать командовать фронтами К.Е.Ворошилова, члена Государственного Комитета Обороны, высшего органа власти во время войны – это такое же перемещение мозга из черепа к заднице. Сравните сами уровень должностей – член ГКО, один из пяти самых высших должностных лиц государства, и командующий фронтом.
    И этого мало, если касаться фигуры Климента Ефремовича. Его же наши историки за провальную финскую войну из наркомов обороны уволили… с повышением. И всё на основании архивных документов.
     Раньше мы еще сомневался в том, шизики они, эти наши военные историки, или просто притворяются, но после того, как начали заниматься биографией К.Е.Ворошилова, все сомнения развеялись. Там столько откровенного бреда откровенных психов обнаружилось, что теперь сам вид наших признанных историков у нас вызывает хохот. Мы на них без смеха смотреть не можем.
     Документов по Ворошилову введено в оборот историками очень много. Выглядят эти документы почти как настоящие. Почти все о том, каким тупым мудаком был Климент Ефремович. Особенно в роли наркома обороны и командующего войсками.
      Только если основываться на этих архивных документах, то … должны в архивах найтись еще кое-какие бумажки, иначе получаются серьезные нестыковки с биографией Первого маршала.
Я могу даже примерный текст, который должен быть в этих бумажках, написать. Вот как должна выглядеть стенограмма одного из заседаний Политбюро в 1940-м году:
«И.Сталин. Товарищи политбюровцы, сегодня я предлагаю разобрать персональное дело одного нашего товарища, которому мы все безгранично доверяли, но он наше доверие цинично не оправдал и поставил партию, правительство, весь советский народ в очень некрасивую позу. Речь идет о товарище Ворошилове, которого я сегодня на Политбюро не позвал, мы этот вопрос рассмотрим в его отсутствие. Почему в его отсутствие? Да это же головорез! Разве вы не знаете? Не дай бог обидится! Он же нас или саблей здесь порубает, или из нагана перестреляет. Поэтому – будем его песочить за глаза. Слово для доклада предоставляется товарищу Молотову.
В.Молотов. Товарищи, считаю своим долгом, как Предсовнаркома, доложить о том, в какое идиотское положение поставил нас мой подчиненный нарком обороны Ворошилов относительно войны с финнами. Присутствующие знают, что в планах нашего правительства было воевать с Финляндией в течение года и закончить войну сокрушительной победой, малой кровью и могучим годовым ударом. Чтобы этим прихвостням Гитлера мало не показалось. Как поступил товарищ Ворошилов? Товарищ Ворошилов, командуя нашей армией, зная о планах правительства, тем не менее сразу начал получать от Маннергейма звездюлей. Подставил войска под меткий огонь финских «кукушек»…
Голоса. А своих метких «Ворошиловских стрелков», гад такой, на войну не послал. С какой целью он их бережет?
В.Молотов. Я продолжу. Таким образом, через три месяца Клим потерпел от Маннергейма позорное поражение, наглядно продемонстрировав всему цивилизованному человечеству, что Красная Армия воевать всего один год, как это мы планировали, не в состоянии. Нанеся Ворошилову тяжелейшее поражение, опасаясь, что войскам под его общим командованием, которые просочились через линию Маннергейма, придется наносить еще раз тяжелое поражение на улицах Хельсинки, столицы Финляндии, если кто географию плохо помнит, финское правительство вынудило нас заключить непредусмотренный нашим пятилетним планом тяжелейший мир и навязало нам свои болотистые территории, содержание которых крайне обременительно для бюджета.
Голоса. Там комаров столько, что даже на пикник не выедешь! Вернуть их финнам нужно!
В.Молотов. Вам бы все на пикники ездить! А у меня пятилетний план под угрозой. По плану год на победную войну отводили, а этот … редиска этот за три месяца сдался финнам и куда теперь совать мне пятилетний план? Кобыле Буденного под хвост? Предлагаю изгнать Ворошилова с поста наркома обороны и отдать его следакам НКВД на расправу, как Блюхера. А наркомом – маршала Тимошенко. Маршал Тимошенко не виноват, что Клим им так командовал в этой войне.
И.Сталин. Ты бы, Вячеслав, шашкой так не махал. Тем более, что ты плохо владеешь боевым холодным оружием. А Клим владеет, и у меня нет желания испытать это владение на себе.
Голоса. Еще не надо забывать про его террористическую организацию «Ворошиловские стрелки»!
И.Сталин. Правильно, товарищи. Нужно трезво смотреть на ситуацию. Предложение Вячеслава я поддерживаю, только нужно как-то… деликатнее. Может дать Климу орден Ленина сначала?
Голоса. Дать! Да что ему этот орден? У него орденов полная гимнастерка на груди и еще дома в комоде запасные… Но дать надо, конечно.
Л.Каганович. Товарищи, как коммунист-еврей, иду на жертву. Предлагаю метро моего имени переименовать в имени Ворошилова.
И.Сталин. Моисеич, ты как обычно, что ни ляпнешь – всё мимо. Сам подумай: метро и маршал! Вот какой-нибудь корабль, эсминец или подводную лодку…
Голоса. Лодку не пойдет! Он гордый! Крейсер – минимум.
И.Сталин. Согласен. Назовем один из крейсеров нашего флота «Ворошилов». Достаточно ему?
А.Микоян. Мало. Как армянин предупреждаю – Клима этим не умаслишь. Что ему крейсер, если уже города его имя носят? Нужно бы еще что-нибудь для его полководческой славы придумать. Может летному училищу в Каче его имя присвоить?
В.Молотов. Идея. Академии Генштаба – имя Клима. Всё-равно там одни бараны учатся, которых немцы потом разобьют сначала и научат воевать, надеюсь. Так пусть они учатся в Академии имени Ворошилова.
И.Сталин. Кто – за? Единогласно. Расходимся?
Голоса. А должность? На пенсию отправим?
И.Сталин. Вот чуть не упустили. Спасибо, товарищи. Должность ему надо дать, конечно. Может, наркомом каким-нибудь вместо наркомата обороны? Вячеслав, есть вакансии в правительстве?
В.Молотов. Да все места заняты и свободных портфелей не имеется. Единственное – замом Предсовнаркома может?
И.Сталин. Так это же повышение! А ты его сам выгнать предлагал.
В.Молотов. Ну это я сгоряча. Буду терпеть. Куда ж деваться?!
И.Сталин. На этом считаю вопрос исчерпанным…
Л.Берия. Э-э, батоно Иосиф! Вы здесь все хитрожопые, как я погляжу. Скинули с себя проблему?! На кого? А всё на Берию! Всегда всё на меня, я за вас уже заманался тянуть всю работу.
В.Молотов. Ты чо пургу гонишь, ментяра? Бросай свои дешевые подкавырочки и по делу базарь.
Л.Берия. А ты на понт меня не бери, понял? Я и так по делу. Батоно Климентий Ефремович – человек военный и обидится, если кто-то вместо него станет главным военным. А обиженный он горячий. Возьмет и скажет: «А кто вместо меня наркомом обороны? А вот я возьму и этого карьериста всего саблей порежу!». А Берия потом отвечай перед партией, что не сохранил жизнь наркома обороны Тимошенко?
В. Молотов. И чо делать? Ты-то чо предлагаешь?
Л.Берия. А чо я? Ты эту муйню затеял, ты и предлагай.
И.Сталин. Чтобы вы без меня делали, щенки? Вечно всё за вас решать приходится. Вот такой вариант: Клима ставим на Председателя комитета обороны при Совнаркоме. И нарком обороны будет у него в подчинении. Как вам вариант?
Голоса. Принимается. Коба- гений! Да здравствует Великий Вождь Сталин!
И.Сталин. Тогда выносим резолюцию. Диктую: «За развал армии и позорное поражение в войне с белофиннами Политбюро ЦК ВКП(б) постановляет: Климента Ворошилова с поста наркома обороны снять и повысить в должности до заместителя председателя Совета народных комиссаров, возложив на него руководство наркомом обороны в Комитете обороны при СНК. За проявленное раздолбайство и пофигизм при исполнении должностных обязанностей в качестве Главнокомандующего войсками в войне с белофиннами наградить Ворошилова орденом Ленина, присвоить его имя Академии Генштаба и назвать крейсер Черноморского флота «Ворошилов». Пусть подавится, сволочь. Ничего, пройдет время и я ему все припомню. Он еще у меня в английских шпионах походит…».

Вас что-то не устраивает в этой «стенограмме»? Типа, какой-то бред? А мы здесь причем, если в нашей историографии именно так кусок биографии Климента Ефремовича выглядит?..

Черновые наброски к новой книге. Часть 2.

Это только людские ресурсы. А что было с экономикой, с разницей в экономических потенциалах, откуда у Красной Армии было такое подавляющее преимущество в танках, пушках и самолетах?

     Как вам такая таблица?

 

     Внушает? Какие мысли? Если с населением картина – полуторное превосходство агрессора над СССР, то с экономикой – совсем страшно. Там уже – разы, в 2-3 раза по производству основных стратегических материалов. К этому еще нужно добавить, что в СССР многие отрасли экономики, такие, как приборостроение, химическая промышленность, автомобилестроение, самолетостроение, станкостроение, возникли за считанные годы перед войной, все еще страдали детскими болезнями.

   Мы вам пока предлагаем забыть о том, что вам внушала десятилетиями пропаганда не только современная российская, но и советская, начиная с 1956 года, и пораскинуть собственными мозгами. У противника людских резервов в полтора раза больше, экономический потенциал – в 2-3 раза выше… что случится, если вы будете в войне терять людей, техники, оружия больше, чем противник?  Думаю, ответ для любого здорового интеллекта однозначен – войну вы проиграете с треском. Что случится, если вы будете нести равные с противником потери? Вы войну так же проиграете, вы будете разбиты, потому что у противника останутся резервы, а у вас их не будет. Ни людей, ни оружия.

     А если ваши потери будут в полтора раза меньше, чем у такого противника? Так это только паритет, ничья по итогу, взаимное истощение и заключение какого-нибудь мирного соглашения.  Обычная логика, ничего более. Если, конечно, не вмешаются в эту логику могущественные высшие силы. Но наступление немцев на Москву остановила не икона, которую возили вокруг столицы на самолете, а под Курском сама Богородица явление свое на небе явила только в фантазиях перепивших монастырского кагора или обкурившихся ладана православных на всю голову.

    Хотя, в научной среде есть любители чудес, которые любого попа легко переплёвывают. Вот один из таких представителей науки, генеральный директор Института проблем энергетики, доктор экономических наук Булат Нигматуллин, из его интервью ресурсу Pravda.ru о причинах поражения Германии:

«Было несколько моментов. Немцы в 1942 году не наращивали военное производство. Наоборот. Уже в 1941 году они считали, что война выиграна, и прекратили производство боеприпасов, взрывчатки. Запаса хватит на 1942 год, а дальше не надо. Чего там сильно напрягаться?… А у нас через неделю после начала войны было решение Президиума Верховного совета об увеличении продолжительности рабочего дня до 11 часов и без отпусков. В Германии 8-часовой рабочий день был до 1944 года.

Мужчины ушли на фронт, но у нас их заменили женщины. Около миллиона подростков 14-17 лет работало. Число работников в промышленности и строительстве в 1940 году было — 12 млн., в Германии — 10 млн. В 1942 году у нас — 8 млн., в Германии — 10 млн, из них 10-12 процентов — иностранные граждане и военнопленные, в 1944 году — они уже 20 процентов составляли. Меньшим количеством людей, меньшими ресурсами, но собрав главное в цель: все для фронта, все для победы, только вооружение, мы произвели оружия в три раза больше.

А немцы думали, что все — победа в кармане, они раскрутились только в 1944 году, произвели оружия в 3-4 раза больше, чем в 1941 году. В 1944 году была тотальная мобилизация, но было уже поздно. Мы уже научились делать оружие и воевать, производили оружия больше, чем терялось на поле брани. И этим самым мы экономически и обыграли Германию. И стратегически.

— Все-таки войну экономикой можно выиграть или нет?

— Вот ту войну — только экономикой».

      Есть такая религия – экономическая наука. В ней, как мы видим, происходят чудеса похлеще тех, которые в Библии описаны. Если в Библии города разрушались с помощью волшебных иерихонских труб, то экономическая наука одной экономикой мировые войны выигрывает. Я даже не буду здесь касаться очевидной глупости, высказанной доктором экономических наук об 11-часовом рабочем дне для советских рабочих в каком-то только ему ведомом решении Президиума Верховного совета, о том, что, немцы в 41-м году решили, что у них победа в кармане уже… На самом деле, и мы вам дальше это покажем, немецкое Верховное командование уже в июле 1941 года не только не думало о том, что у него победа в кармане, но даже, как в одной известной песне, «пребывало в пессимизьме» и не знало, как выпутаться из той авантюры, в которую вляпалось, начав войну с СССР. Уже в июле 1941 года!

      Но выиграть войну одной экономикой – это нечто! И зачем только Сталину нужны были Жуков и Рокоссовский? Нужно было на их должности назначить профессоров-экономистов, экономия на маршальских окладах получилась бы при одинаковом результате – победе.

      А мы с вами не адепты религии «экономическая наука», поэтому наша логика нам подсказывает, что если у вашего противника полуторное превосходство в людских ресурсах, кратное превосходство в материальных, то победу вам может обеспечить наличие такой армии, которая нанесет врагу урон, не только уравнивающий силы, но и кратно больший. Поэтому наши нынешние, признанные военной исторической наукой, потери в Великой Отечественной войне Германии и СССР, ни в какую логику не ложатся. По данным известной комиссии Кривошеева, эти потери, касающиеся личного состава воюющих армий, соотносятся, как 1 к 1,3. Что это означало бы, если бы эти цифры соответствовали бы реальности? Только одно, при явном преобладании немецкой стороны в людских ресурсах, СССР не победил бы, несмотря ни на какой массовый героизм при всех чудесах социалистической экономики.

    Самое же замечательное, что наша современная военная историография не только людские потери воюющих армий так посчитала, такая же картина по основным видам вооружения, там даже все гораздо печальнее. Самолетов и танков мы потеряли уже в разы больше, чем немцы. Как при этом Советский Союз ухитрился выйти победителем в войне известно только шаманам от экономической и исторической науки, которые могут нас обвинять в том, что мы пытаемся изобразить историю Великой Отечественной войны в альтернативном виде.

    Ну ведь разве это научно, взять простые данные по населению и основным экономическим показателям, как мы сделали, и на основе этих простых данных прикинуть, какие потери должны были понести воюющие стороны, чтобы одна из них победила? Никакой научной тайны и никаких «теорем Ферма», всё элементарно просто, как в колхозной бухгалтерии, даже диссертацию не на чем защищать. Конечно, мы не ученые историки-экономисты, а антинаучные фантазеры.

    Хотите еще одного такого же фантазера? Получите: «За 4 месяца войны мы потеряли убитыми 350 тысяч и пропавшими без вести 378 тысяч человек, а раненых имеем 1 миллион 20 тысяч человек. За этот же период враг потерял убитыми, ранеными и пленными более 4 с половиной миллионов человек. Не может быть сомнения, что в результате 4-х месяцев войны Германия, людские резервы которой уже иссякают, оказалась значительно более ослабленной, чем Советский Союз, резервы которого только теперь разворачиваются в полном объеме».

   Иосиф Виссарионович Сталин – так этого «фантазера» звали…